Алматы

13.11.2020

Ботакоз Копбаева: «Пока во мне теплится надежда на то, что начнут действенную борьбу с коррупцией, я останусь в Казахстане» (Окончание)

Ботакоз Копбаева одна из немногих общественных активистов, которая не побоялась бросить вызов системе, целенаправленно и методично борется с коррупцией. Экономическое образование, многолетняя работа в госслужбе, прекрасное владение словом, умение апеллировать к фактам и анализировать их позволяют ей делать это эффективно и ее расследования неизменно вызывают общественный резонанс, а чиновников приводят в трепет. На днях стало известно, что Ботакоз Копбаева выдвинута на соискание международной премии Anticorruption Award 2020. Это один из самых престижных конкурсов, который ежегодно проводит Transparency International - антикоррупционная организация глобального уровня.


Елтай Давленов


(Начало интервью)

- Сейчас на самом верху много говорят о том, что во власти нужны новые люди, которые думают не о собственном кармане, а о благосостоянии общества и государства. Вам поступали предложения из госслужбы по поводу работы?

- Нет, никто не приглашал меня на работу, думаю, что предпочитают не связываться со «стукачом».

- Много ли людей, работающих на госслужбе, которых вы знаете, являются по-настоящему государственниками?

- К сожалению, в тот период, когда в Казахстане формировался квазигосударственный сектор, многие профессионалы ушли с госслужбы в различные АО и холдинги. Кроме того, с тех пор, как я не работаю на госслужбе, многие вышли на заслуженный отдых. Конечно, есть еще те, кто верно служит своему делу, но их единицы и они не в чести.

- Несмотря на несправедливость, с которой вы сталкиваетесь, вы продолжаете оставаться членом партии «Нур Отан». Почему?

- Не все в 90-е жгли и рвали свои партбилеты, были такие, кто сохранил верность идеям коммунизма. Я тоже не спешу покинуть ряды правящей партии, даже несмотря на то, что за все это время никакой поддержки от нее я не получила. Политическая доктрина «Нур Отана» идеологически близка мне и я, в общем-то, воплощаю ее в жизнь. Возможно, это утопия, но я стремлюсь к тому, чтобы, глядя на меня, кто-то задумался о том, что нельзя мерять всех одним мерилом. Партбилет для меня как символ надежды на улучшение. Когда совсем потеряю ее, выйду из «Нур Отана».

«ЕСЛИ ВСЕ ПЕНСИОННЫЕ НАКОПЛЕНИЯ БУДУТ РОЗДАНЫ, МЫ ПОЛУЧИМ ГИПЕРИНФЛЯЦИЮ»

- Вопрос к вам, как экономисту: со следующего года чуть более 6% вкладчиков ЕНПФ смогут снять часть своих накоплений: для лечения, покупки жилья, а также для размещения этих средств в финансовых компаниях. Ваше мнение по поводу этого новшества.

- Я рада тому, что политика государства в этом вопросе оказалась взвешенной. Никак нельзя допустить того, чтобы все пенсионные накопления были розданы, поскольку это неминуемо приведет к гиперинфляции и коллапсу экономики. Однако, я бы хотела, чтобы линейка возможностей была шире. Те 6% населения, которые смогут снять часть своих накоплений, люди с высокими доходами и, скорее всего, имеют возможность оплатить свое лечение и образование своих детей, у большинства из них, скорее всего, есть жилье. Что касается инвестирования, то мне не совсем понятно, в какие инструменты вкладывать средства в стране, в которой фондовый рынок все еще находится в зачаточном состоянии? Мировые валюты тоже нестабильны, а значит, покупать доллары и складывать их в кубышку тоже не вариант. Я думаю, вполне логичным и правильным было бы разрешить использовать эти средства и на погашение кредитов, в том числе ипотечных, которые, к сожалению, имеются у большинства казахстанцев.

«МЫ ЧЕМПИОНЫ ПО ПЛАНИРОВАНИЮ И ДВОЕЧНИКИ ПО РЕАЛИЗАЦИИ»

- У Ботакоз Копбаевой есть программа действий по борьбе с коррупцией в государственном масштабе? Какие шаги должно предпринять руководство страны, чтобы если не победить ее, то хотя бы снизить ее уровень?

- В 2007-2008 годах, когда я училась в Российской Академии государственной службы, меня попросили сделать презентацию реализованной в нашей стране реформы госслужбы и я была очень горда этим. Мы тогда были пионерами, были в авангарде. Особенно большой интерес у российских коллег вызвал конкурсный отбор.

К сожалению, Агентство по делам государственной службы в нашей стране выглядит сейчас как машина, у которой вывернуты все болты. Либерализация законодательства о государственной службе, о которой я уже упоминала, как мне кажется, не имела под собой никаких оснований. Нельзя снижать планку, напротив, ее нужно только повышать. Каждый раз, когда читаю новость о том, что арестован тот или иной чиновник, думаю: как он оказался на государственной службе? Увы, госаппарат кишит непрофессионалами и нечистоплотными людьми и первое, к чему нужно приступить, на мой взгляд - тотальная чистка рядов как административных, так и политических государственных служащих.

Я не открою Америки, если скажу - кадры решают все, а потому нужна серьезная, масштабная реформа государственной службы и акцент нужно сделать именно на процедуре отбора. Существует масса различных инструментов, которые позволяют выявить склонность человека ко лжи, к коррупции, определить уровень его интеллекта и я убеждена в том, что все эти инструменты должны использоваться Агентством по делам госслужбы для того, чтобы на службу государству и народу приходили действительно достойные люди.

Эти люди и должны реализовывать те стратегии, которых в нашей стране разработано, пожалуй, слишком много. Мы, вообще, чемпионы по планированию и двоечники по реализации. Наблюдая за работой чиновников, я все больше прихожу к выводу о том, что их деятельность представляет собой мышиную возню. Разработаны и приняты многочисленные стратегические планы, планы по реализации стратегических планов, подпланы по реализации планов, дорожные карты и масса других бюрократических документов, «благодаря» которым алмазы превращаются в пыль. А что в результате?

Недавно Глава государства подписал поправки в закон о культуре, в соответствии с которыми артистам запрещено выходить на сцену нетрезвыми и ругаться нецензурной бранью. Казалось бы, прекрасная мера, однако если перевести все это в плоскость государственного мышления, то получается, что система Минкультуры находится в настолько плачевном состоянии, что выпускникам музыкальных школ, колледжей и творческих вузов нужно запрещать «безобразия» на законодательном уровне? Разве не логично было бы задать данный вопрос министру культуры? Разве не должны были депутаты и члены правительства задуматься о качестве образования в вузах, которые входят в систему МКС? Закон - документ высокого статуса, и он проходит многочисленные согласования и обсуждения прежде, чем ложится на стол Президента. Неужели никто не задумался об этом? Неужели никто не провел параллель между тем нижайшим уровнем культуры населения, который мы наблюдаем в нашей стране, и подобными законодательными инициативами? Скажу больше, мне странно, что никто не сопоставил без преуменьшения скромнейшие достижения казахстанского спорта и культуры с теми огромными средствами, которые выделяются на финансирование расходов МКС.

Недавно прочла в одном из телеграмм-каналов топик о том, что МКС запросило 3,2 млрд тенге на завершение съемок сериала «В потоках истории обретая вечность. Касым-хан». Насколько я знаю, съемки этого фильма были заморожены в прошлом году после того, как Счетный комитет обнаружил нарушения при освоении уже выделенных на данную картину средств. Лично у меня возникает сразу пять вопросов. Вопрос первый: кто привлечен к ответственности за те нарушения, которые уже выявлены? Вопрос второй: сколько проектов среднего и малого бизнеса могло бы получить финансовую поддержку за счет денег, которые уже выделены и дополнительно запрашиваются на съемки лишь одного фильма (а это, на минуточку, более 5 млрд тенге). Вопрос третий: до каких пор многомиллиардные расходы на спорт и культуру будут оставаться неэффективными? Вопрос четвертый: когда ответственные за планирование бюджета чиновники наконец одумаются и перестанут одобрять расходы на мифическую «конкурентоспособность казахстанской культуры» и начнут направлять средства на те меры, которые по-настоящему защитят казахстанскую экономику от полнейшего краха? Вопрос пятый: почему все эти вопросы возникают не у сотрудников уполномоченных на то государственных органов, а у меня - человека, который третий год подвергается прессингу за то, что открыл обществу правду?

- Резюмируя, чем вы намерены заняться в ближайшем будущем: политикой, бизнесом или вернетесь в Турцию?

Вопрос «Что дальше?» - самый сложный для меня, думаю, что он остро встал сейчас для многих. С уверенностью я могу сказать лишь одно: пока во мне теплится надежда на то, что в нашей стране начнут настоящую, действенную борьбу с коррупцией, я останусь в Казахстане.


Беседовал Елтай Давленов