13 августа 2020

Все ли репрессированные достойны реабилитации?


Бахтиёр Эргашев

- В конце августа текущего года Верховный суд Республики Узбекистан опубликовал Постановление, по которому были реабилитированы 115 человек, репрессированных в 20-30 гг прошлого века. Список большой, люди там разные, с разными мерами наказания. Кто-то был расстрелян, кого-то осудили на различные сроки.

Изучение нашей истории XX века, восстановление исторической справедливости в отношении незаконно репрессированных людей – важнейшая задача как исторической науки, так и для общества в целом. И я полностью поддерживаю это важное и нужное дело. Истина превыше всего.

Но мое внимание в этом списке реабилитированных привлек один человек – Ибрагимбек Чакабаев. Это один из лидеров басмаческого движения, действовавший на территории современных Узбекистана и Таджикистана в двадцатые и тридцатые годы.

В 1931 году он во главе отряда свыше 1000 человек вторгся с территории Афганистана на территорию республик Средней Азии, чтобы в очередной раз осуществить попытку свержения Советской власти. Бои с отрядами Красной Армии, пограничниками, расстрелы милиционеров, поджоги магазинов, грабеж первых колхозов и совхозов. Летом 1931 года его отряды были разгромлены, а он сам захвачен в плен. И после суда в Ташкенте – расстрелян.

Меня, в связи с этой реабилитацией интересуют несколько вопросов:

  1. На основании каких принципов идет процесс оправдания репрессированных? Есть принципы? Или их нет? И поэтому мы сейчас будем оправдывать одновременно и расстрелянных джадидов-просветителей и убийц и грабителей? Всех одним скопом? Странный подход.
  2. Почему изучение дел репрессированных идет без участия общества? Почему это изучение идет вне общественных обсуждений? Почему решения выносятся келейно и закрыто? И эти, подготовленные без участия общества, решения потом падают как камень на головы людей. Почему не опубликованы списки людей, которые готовили эти решения? Почему общество не знает, кто и как готовил эти решения? Осуждается авторитаризм советского периода, его закрытость, но борьбу с этими проявлениями ведут теми же самыми закрытыми методами. Странный подход.А теперь краткий политэкономический анализ.

Вопрос: какова была политическая программа Ибрагимбека и его хозяина – трусливо бежавшего в Афганистан последнего бухарского эмира Саид Алимхана? А она очень простая: свержение Советской власти, восстановление монархии, возвращение прежних порядков и прежде всего помещичьего землевладения, шариатских порядков. Т.е. она была глубоко реакционной, антимодернизационной.

В это время в Узбекской ССР идет стремительный и очень сложный процесс социалистической модернизации. Народ после революции получил землю и воду, получил бесплатное образование, доступ к медицинскому обслуживанию, идет борьба за равенство женщин, началась индустриализация и коллективизация.

И вот против всего этого и идет Ибрагимбек и его хозяева.

И закономерно, что народ, который не хотел возвращения прежних порядков: власти помещиков-баев, шариатских судов казиев, социального, сословного неравенства, который хотел, чтобы их дети (в том числе и дочери) учились в школах, получали бесплатное образование, имели доступ к медицине – он не поддержал Ибрагимбека и его хозяев. Вот главная причина их поражения!

Но те люди, которые сейчас, на волне злобствующего антикоммунизма и антисоветизма, густо замешанного на примитивном провинциализме мышления, келейно принимающие решения о реабилитации Ибрагимбека и ему подобных – именно этого и не понимают. Они не понимают (или не хотят понимать) того, что эксплуатируемые помещиками-баями крестьяне, которые освободились от этих паразитов, были против реставрации прежних, прогнивших порядков.

По сути, Ибрагимбек и в целом басмаческое движение – это тот же нынешний Талибан, который является реакционным, антимодернизационным (в политическом, экономическом и социальном смысле) движением, вдохновляемым воинствующими клерикалами.

И вот сейчас мы их реабилитировали…

Если так пойдет и дальше, то, наверное, скоро Саиду Алимхану, последнему бухарскому эмиру, слабому правителю, который в силу своей бесхарактерности и отсутствия стратегического видения не смог реализовать реформы в Бухарском эмирате (хотя любил много разглагольствовать о них), дадут посмертно орден Узбекистон кахрамони (Герой Узбекистана) и сделают почетным жителем города Бухары?

А там глядишь, опять в закрытом, келейном режиме, втайне от общества примут решение предателей из Туркестанского легиона реабилитировать? Памятники им начнут ставить? А что, они ведь с Советской властью воевали. А сейчас это главное для нынешних гнилых антисоветчиков.

Как вывод: стремление восстановить историческую справедливость не должно политизироваться, превращаться в политически безграмотное всепрощенчество.И в заключении личное.

По воспоминаниям моего дедушки, Таджиева Шамсиддина, он в составе частей Красной Армии в 1931-1932 гг участвовал в ликвидации банд Ибрагимбека (в частности, он вспоминал о боях под Самаркандом). И теперь получается, что главари банд грабителей и убийц, которых мой дед и его товарищи победили в 1932 году, они теперь реабилитированы? Они теперь герои, белые и пушистые?Значит, можно было убивать милиционеров, запугивать людей, грабить и жечь магазины, колхозы?! Потому что потом антисоветчики все равно реабилитируют? Я не понимаю всего этого, потому что не вижу логики и здравого смысла. И я отказываюсь принимать это!

P.S. Моя бабушка, Таджиева Сабо (1910 г. рождения) как раз в эти годы, в 1931-1932 годах, уже будучи замужем, прошла курсы ликвидации безграмотности. Я думаю об этом и понимаю, что если бы Ибрагимбеки, Саид Алимханы и их англосаксонские спонсоры победили тогда, моя бабушка (и миллионы других) остались бы безграмотными и до сих пор наши женщины и девушки ходили в парандже…

P.S.S. Если бы победили тогда Ибрагимбеки, не было бы Хадичи Сулаймановой, первой женщины-академика, не было бы академиков Сарымсакова, Вахидова, Азимова… Не было бы и Мукаррам Тургунбаевой, Комилжона Атаниязова, Шукур Бурханова. Поэтому в этих вопросах надо хотя бы изредка включать мозги тем, кто предлагает такие решения по реабилитации всех и вся.

Автор – директор в Центр исследовательских инициатив «Ma'no» (Ташкент)